2008digest

Вот я долго думал, какой юзерпик поставить: fuck off, или все же Բարի օր 🙂
foff, потому, что это был наверное мой самый дурацкий год. Բարի օր 🙂 потому, что позитив помогает всегда.
Картинки которые я выбрал вовсе не являются лучшими. Я лишь бегло просмотрел архивы, и выбирал нефокусные, с ужасной композицией, не те что могут быть интересными, а те, с которыми у меня есть ассоциации. Так что когда увидите дурацкую несвязную картинку, то это потому, что ассоциации 🙂 С некоторыми фото ассоциации не у меня одного, а с некоторыми – у всего Еревана.
Я бы хотел сказать спасибо.
Сказать спасибо всем тем, кто… даже не подумал посочувствовать, когда мне это было нужно. Тем, кто меня старался уколоть побольнее. Тем, кто пытался ограничить свободу, тем, кто злился, когда мне хорошо, и радовался, когда мне плохо. Я бы хотел вам всем сказать спасибо, но я не могу.
Идите вы все на фиг. Однако я рад, что у меня есть классные друзья! Спасибо М, спасибо за молчание вместе за чаем. Спасибо Н, я никогда не забуду твой звонок, когда я возвращался от тебя домой, а ты позвонил и поинтересовался, не сдрейфил ли я, и не надумал ли сигануть с мостика, что между нашими домами. Спасибо за чай с малиной на балконе, и отвлекающие разговоры про камеры. Спасибо моей лучшей подруге, со времен политеха. Спасибо друзьям из ЖЖ – я безумно рад с Вами познакомиться!
Թող ինձ ներեն բոլոր այն տղերքը, ում անունները ես չեմ նշել։ Спасибо, что вы есть и красите собой мир 🙂

Чтож, кроме неудач, даже я бы сказал фиаско, были и успехи (есть еще кредит в банке порох в пороховницах)

  1. блестяще прошла презентация моего компилятора. теперь я могу сказать – я компиляторщик.Մենք քիչ ենք, բայց մեզ կոմպիլյատորշիկ են ասում
  2. спец. приз на армроботикс за кромсание корпуса робота ножницами творческий подход
  3. премия (30, не то 35 тыс драм) от одного НИИ за мои шалости. Я тронут до глубины души. Чуть не прослезился. Нет, правда тронут. 🙂
  4. Познакомился с кучей интересных людей

Никогда не любил такие символические точки отсчета как новый год. Но сейчас, в первый раз, я скажу, и скажу искренне: пусть будущий год будет  лучше! Мне, значит и Вам 🙂 Потому, что если мне будет приятно, я вас так довезу всем вокруг меня тоже будет приятно!

понаехалa

Хочется пересказать несколько монологов. Разумеется, своими словами, но к оригиналу близко.
Это истории трех людей: из России, Армении и Хорватии. А связывает их то, что, все они – об эмиграции.

Armenischer abend in Zurich

Они там вроде на халяву фондю угощали. Я заранее прочел, что это что-то, что едят из общей тарелки, и понял, что пробовать не буду.
Но потусоваться хотелось. Прихожу я туда, мне открывает невысокий, коренастый и голубоглазый парень, вообщем вполне похожий на армянина.
  – Բարև( barev) – сказал он неуверенно, в приветствии мне послышался вопрос.
 – Ողջույն (voghjuyn) – ответил я бодро
 – What language are you speakig in? – спрашивает он
 – You were speaking Armenian with me, aren’t you?
 – Yes
 – Me too

Утром подсчитал мелочь, оставшуюся в карманах

Утром подсчитал мелочь, оставшуюся в карманах – оказалось ровно 15.15 франков. По случайному совпадению 15+15 это тридцать, столько, сколько мне сегодня исполнилось. Я поехал на работу в унив как обычно, проезжая мимо речки Сил.
В Цюрихе есть две речки, одна Сил – маленькая, а другая – Лимма – широкая, глубокая, с отвесными стенами и низкими мостиками. Мостики настолько низкие, что под ними в состоянии проплыть только очень низкие катера, и наверное, нужно пригнуться, если ты хочешь проплыть под ними на лодке. Чтобы посидеть рядом с водой люди спускаются на небольшие площадки по лестницам.  А я  предпочитаю сидеть наверху,  и болтать в воздухе свешенными над водой ногами. В том месте, где Лимма впадает в озеро можно понаблюдать за катерами, лодочками и их пассажирами. А ночью, проходя по мосту можно услышать как рыбы выпрыгивают и плюхаются обратно в воду, постоять, опершись на перила, и покараулить их, что бы посмотреть на то, как они прыгают.
Тем не менее  Сил мне ближе. Сил не широкая и не глубокая. Она маленькая и мелкая, так, что даже ребенку не составит никакого труда перейти ее вброд. Сил приветлива,  позволяет  не только спуститься к воде, но и походить по зеленой тропинке вдоль нее. На этой тропинке  прогуливаются компании людей и собак. А в одном месте к Сил спускаются особенные лестницы. Не такие маленькие и узкие, как к Лимма, а широкие и огромные. Я их называю Цюрихским каскадом, и те, кто видел Ереваснкий каскад поймут мой юмор.

Ցյուրիխ, Սիլ գետի մոտ

На лестницах у Сил греются под солнышком, завтракают, болтают, расслабляются люди всех возрастов, национальностей, и профессий.
Еще над речкой летают чайки, а по бульварному тротуару вдоль улицы над рекой, где я проезжаю тоже выгуливают собак.
Итак, я люблю проезжать у Сил. Вначале мой маршрут был обусловлен движением трамваев, так как я не знал хорошо город и старался держаться дорог, где ходят трамваи, чтобы не заблудиться. Теперь я предпочитаю прокатиться у Сил просто потому что так приятнее.

Уже несколько дней там что-то строят, и я обьезжаю строителей. А внизу по речке колесят экскаваторы. Сегодня мне преградил дорогу  вьехавший на  тротуар большущий самосвал. Настолько длинный, что упершись задом в ограду у речки, занял не только тротуар, но всю улицу и остановил движение машин
 Я сошел с велика, и мы с ним перешли дорогу, обойдя самосвал, дошли до мостика. Оттуда я увидел, что в кузове грузовика булыжники. Самосвал свалил их в речку, оставив  облако пыли в воздухе.  Затем к булыжникам двинулся один из экскаваторов  Он  напоминал скорпиона, у которого вместо ядовитого хвоста клешня. Схватив булыжник, экскаватор повернулся и стал удаляться. А я думал о том, как жаль, что не захватил камеру, и не поснимал этот импозантный экскаватор. А если бы позволил zoom, снял бы и крупный план выплескивающейся из гусеничных щелей воды. Тогда я подумал, что не надо забывать: при мне лучшие камеры на свете. Камеры, по качеству, четкости, глубине и цветопередаче превосходящие всякие dv, hdv,  digital betacam и кинопленку вместе взятые – мои глаза.
Так я полюбовался бурлаками экскаваторами на Сил, сочными красками Цюрихского утра, и мы с великом покатили дальше, на работу, надеясь что с речкой строители социализма ничего плохого не сделают