безъ средствъ

брачные обьявления, это всегда было весело. По крайней мере я ребенком ухахатывался их читая
Но такого конечно видеть не приходилось. Интересно, что они часто приписывают, что предложение серьезное 🙂


еще предложения

про искусство типа ‘все так плохо’

в комментариях к предыдущему посту я пытался объяснить, что фото вовсе не грустное, я в нем лишь вижу определенный смысл.
и я подумал, что я вообще не люблю книжки, фильмы, фото, которые имеют целью просто сказать, что вот это плохо. Вот плохо. И жизнь тяжелая, плохая и несправедливая штука. Я раньше говорил, что делаю жизнерадостные вещи, и они не ценятся, так как не поднимают, не рассказывают, не относятся к проблемам. Особенно популярным, "модным" проблемам.
Как пример книжки, которая "просто давит" я впоминаю книжку одного серба. Не Петрович, и не Панич. Не помню, как его зовут.
Одна из книжек называлась "Темная комната". Не помню, та ли это.
Далее…

:)

(09:07:21 ) gisastx@jabber.org: bayc sxal nkar ugharlkeci patahabar
(09:07:25 ) orik: 🙂
(09:07:29 ) orik: իսկ սա ո՞վ ա
(09:07:45 ) gisastx@jabber.org: lsi henc skyp em bacum chinaci aghjikner@ inz attack en anum
(09:08:01 ) gisastx@jabber.org: tesnumen new yorku m em u ankap xosumen
(09:08:03 ) gisastx@jabber.org: lsi nenc ankapa
(09:08:08 ) gisastx@jabber.org: u iranc nkarnernen ugharkum
(09:08:17 ) gisastx@jabber.org: u shat bari baneren asum

Слово — не воробей, или “двоемыслие”

Сегодня вся френдлента пестрит сообщениями об изменении логотипа армянской футбольной федерации

                   старый                                    новый
При этом представители АФФ опровергали информацию, что логотип изменился. Говорили, что մթոմ "так и было". Я человек от футбола далекий, но очевидно, что удаление контура Арарата с логотипа — подлиза.

Что для меня примечательно в этой истории — так это то, что в интернете, больше чем в жизни — слово не воробей. Его успеют скопипейстить, перепечатать, его, возможно можно будет отыскать в Архиве (если он не станет продажным, для чего есть все предпосылки — Гугль и Яху)

Я сразу вспомнил одну из моих любимых книг — 1984

Партия говорит, что Океания никогда не заключала союза с Евразией. Он, Уинстон Смит, знает, что Океания была в союзе с Евразией всего четыре года назад. Но где хранится это знание? Только в его уме, а он, так или иначе, скоро будет уничтожен. И если все принимают ложь, навязанную партией, если во всех документах одна и та же песня, тогда эта ложь поселяется в истории и становится правдой. «Кто управляет прошлым, — гласит партийный лозунг, — тот управляет будущим; кто управляет настоящим, тот управляет прошлым». И, однако, прошлое, по природе своей изменяемое, изменению никогда не подвергалось. То, что истинно сейчас, истинно от века и на веки вечные. Все очень просто. Нужна всего-навсего непрерывная цепь побед над собственной памятью. Это называется «покорение действительности»; на новоязе — «двоемыслие»

Приятная грусть из его размышлений исчезла. Прошлое, подумал он, не просто было изменено, оно уничтожено. Ибо как ты можешь установить даже самый очевидный факт, если он не запечатлен нигде, кроме как в твоей памяти? Он попробовал вспомнить, когда услышал впервые о Старшем Брате. Кажется, в 60-х… Но разве теперь вспомнишь? В истории партии Старший Брат, конечно, фигурировал как вождь революции с самых первых ее дней. Подвиги его постепенно отодвигались все дальше в глубь времен и простерлись уже в легендарный мир 40-х и 30-х, когда капиталисты в диковинных шляпах-цилиндрах еще разъезжали по улицам Лондона в больших лакированных автомобилях и конных экипажах со стеклянными боками. Неизвестно, сколько правды в этих сказаниях и сколько вымысла. Уинстон не мог вспомнить даже, когда появилась сама партия. Кажется, слова «ангсоц» он тоже не слышал до 1960 года, хотя возможно, что в староязычной форме — «английский социализм» — оно имело хождение и раньше. Все растворяется в тумане. Впрочем, иногда можно поймать и явную ложь. Неправда, например, что партия изобрела самолет, как утверждают книги по партийной истории. Самолеты он помнил с самого раннего детства. Но доказать ничего нельзя. Никаких свидетельств не бывает. Лишь один раз в жизни держал он в руках неопровержимое документальное доказательство подделки исторического факта. Да и то…

 Интересно, Архив вынудят изменять старую инфу, или ему будут за это платить?

Это сладкое слово…

Довелось мне однажды присутствовать при споре в одной умилительной компании.

Один из собеседников искренне хотел видеть в другом ‘свободу’. Но утверждал, что оппонент обременен ‘фобиями’ так как часто ведет себя в зависимости от явно высказанных требований, либо пожеланий других людей.
Вместо этого, по его мнению, свободный человек должен был поступать так, как ему надо/он считает нужным/хочет, не взирая на ‘запреты’, ‘правила’ и все такое.

узнать какое же это сладкое слово…

социальные сети, или ловись рыбка, большая и малая

Меня часто спрашивают — зачем нужен фейсбук и иже с ними.
Вопрос настолько резонный, что я и сам его неоднократно задавал, и себе, и друзьям.
 — Ну ты не понимаешь — обьяснял мне Стан из Латвии. — Это “социальная сеть”.
 — В чем отличие этой сети от icq? — не унимался я — В том, что можно запустить в друга овечкой? Или ткнуть пальцем?

Что было раньше? Если хотелось кого-то найти в инете, можно было поискать
1. его мейл
2. его мессенджер

Его мейл легче всего отыскать, если у человека есть веб страничка.
Но не у всех она есть. Да и поиск персональной странички требует хоть и простых, но навыков

А его уин, скажем, можно найти, если он написал свое имя и фамилию в профайле.
То есть, если он хочет, чтобы его нашли все те, кому это захотелось.
В противном случае, он просто раздает номер аськи тем, с кем хочется общаться.

Stay connected — это здорово. У меня все, с кем мне бы хотелось пообщаться в находяться в контакт листе аськи.
Ну не совсем все. Есть пара человек, с которыми связь была утеряна до того, как я начал пользоваться инетом.
Есть даже один парень, у которого при встрече я вечно беру номер аськи и вечно его теряю.
Да, их можно найти в одноклассниках. А можно нечаянно наткнуться в списке чьих-то друзей.

Это и есть основная особенность современных пресловутых “социальных сетей”. Полностью, либо частично открытый контакт лист.
Полностью, это когда как на одноклассниках — всем все видно. Частично, это когда нужно зафрендить, чтобы увидеть, как в фбуке. Кстати, иллюстрация культурных различий.
 Иностранцы больше ценят приватность, чем совки.

Что также очень интересно, так это то, что многие регистрируются в таких сетях не под своим именем, а используя псевдоним.
Как-то “царь заид”. Это затем, чтобы их не нашли те же одноклассники, но при этом, чтобы быть в контакте с друзьями.
В каком же таком контакте им позволяют оставаться одноклассники?

Правильно, в фото контакте.
Там можно выкладывать фото, и это очень просто. На сайте нужно хоть немного, но текст придумать.
Не всякому это легко дается. Да и писать особо нечего. А заявить о себе хочется. Я существую! Я есть! Я такой!
Получается нечто, вроде альтернативы сайту. Или альтернативы существующим раньше визардам, которые позволяли легко и просто создать себе веб страничку. “Создай себе страничку за две минуты!” — помните?
Однако, создать себе страничку в геоситиес, и даже на народ.ру — сложнее, чем постнуть фото в одноклассниках.
Таким образом, одноклассники взяли на себя роль интернета вообще для определенного круга людей.

Получается, что первая особенность социальных сетей могла быть легко добавлена в мессенджеры, еслиб кто сообразил…

1. кнопочка типа ткнуть в друга пальцем в аське.
2. друг не только онлайн или оффлайн, а изменил релейшоншип статус в своем профайле (рсс уведомление типа)
3. возможность разрешить контактам видеть свой контакт лист.

Теперь остались фото.
На сайтах типа icq.com/whitepages можно увидеть только аватар.
Там нельзя размещать множество фотографий. Догадался бы кто разрешить размещать фото, и разрешить их комментить, фейсбук мог бы и не возникнуть.

Остается одна проблема. В фейсбуке/одноклассниках/вконтакте — есть почти все.
Так аська тоже была де факто стандартом, до появления скайпа только ей все и пользовались.
Что мне кажется ужасно глупым — так это запускать несколько мессенджеров одновременно.
Типа аська, чтобы общаться с этим, ыаху — для того, а скайп — для третьего. Но об этом позже.

Компаниям выгодно привлекать к себе пользователей не только фичами, но и наличием большего, чем у конкурентов контингента пользователей.
нм как-то  в реале высказал мысль, что неизбежно возникновение нечта, типа опенид для социальных сетей, которое позволит показать, что “вот он в одноклассниках, это он же вконтакте, и вот он в фбуке”, поможет разрядить ситуацию. И тогда конкуренция такого рода сайтов будет сводиться лишь к фичам. Я лично думаю, что они до этого не дойдут, так как никто, особенно лидеры, добровольно не согласится отказаться от нажитого непосильным маркетингом трудом — своей уникальной и обширной базы пользователей.

Третий пункт, о котором не все подумали.
Это реклама.
Когда ты заходишь на сайт броузером, у тебя нет практически никакой возможности не видеть рекламу, если конечно сильно не постараться ее не замечать/специально поставить блокираторы и все такое.
В случае с той же аськой, мы имеем открытый протокол и выбор: юзать аську и смотреть рекламу, либо юзать один из многочисленных продуктов, поддерживающих протокол аськи, и на рекламу не смотреть.
А вот владельцам сайтов -социальных сетей нужно, чтобы Вы именно заходили на страницу. Заходили, и единственным вариантом не смотреть рекламу было бы специально ее блокировать, что не каждый умеет, так как требуются определенные навыки.
А такой человек, скорее всего и страницу себе накалякать сумеет.
Здорово, что, к примеру, появился фб-чат плагин для пиджина. Не нужно грузить тяжеленную веб страницу, которая почему-то жутко грузит проц иногда, да и требует много траффика. Я, кстати, в фейсбук захожу почти исключительно пиджином. Как и во все другие мессенджерные сети, кроме скайпа. За что скайп терпеть не могу, так как к нему можно цепляться только скайпом.
Еще о рекламе: Скажем, рекламы в ЖЖ можно избежать рсс-реадером. Потому, что смысл рсс — в отделении содержания от дизайна. Тантал однажды гордо мне сказал, что прикрутил к 35мм рсс.
Здорово — ответил я. Через пару дней он меня спросил по аське, что же такого здорового в рсс?
А я наивно ответил, что просматриваю любимых юзеров 35мм в рсс реадере, и не смотрю на его рекламу.
Через час, ко мне в рсс реадер стали поступать фото с рекламой. Я отписался от 35мм и больше туда не захожу. Такое хамство даже суп себе не позволил.

Короче — мое мнение и тогда, когда меня в соц сетях не было, и сейчас
Соц сети возникли и успешны только потому, что в нашем обществе много не развитых людей, еле пользующихся инетом. Иногда их называют ламерами. Иногда родителями. Иногда дедушками. Часто — студентами. Бывает, даже, что аспирантами.
А я общаться люблю, и среди тех, к кому я очень тепло отношусь — завались, простите за ярлык,  ламеров.
Выхода два — либо заниматься их образованием (что им самим не  всегда нужно, а у меня времени и сил не хватит), либо
смириться и юзать с ними фейсбук.
Но приговаривать, при этом, какая это хорошая штука, я не буду. Разве что поворчу немножко в хорошей компании, и буду заклеймен ярлыком зануды. Хотя так оно и есть, и это ни для кого не секрет 🙂

Ну и наконец — такие сети — находка для спец.служб. Не тех, что выслеживают господина Ладена. А тех, чья мечта — контролировать обычных людей. Не говоря о том, что Росийские органы уже выслеживали отклоняющихся от уплаты алиментов, либо налогов через одноклассники, с тех пор, как в их стране разрешили посылать уведомления электронным образом 🙂
Звучит, конечно, забавно — но это пока.
Пока гром не грянет — мужик не перекрестится.

АПД: френд-лента ЖЖ является не хорошей заменой рсс реадеру. Однако, не все умеют качать реадер, или юзать онлайн. Чтобы далеко не ходить, есть френд лента. Отсюда мораль — меня сразу стали читать, как я перешел в ЖЖ. Поэтому, пишу именно тут, а не в уордпрессе.
И та же история с гмейлом и подобными сервисами, соблазняющими людей своим дисковым пространством. Не у каждого есть мобильный девайс, чтобы отовсюду подключаться и стягивать письма.
А спецслужбам-то как легко жить стало. Стоит лишь найти соответствия мейла с человеком (что очень просто) как получаешь доступ ко всей его переписке 🙂 Причем, он об этом может никогда и не узнает 🙂

Такова селяви…

Меня тяготит мое тело.
Сознаю, что не я такой единственный. Не первый,  и далеко не последний.
Иногда я рад, что оно есть, и следовательно, я живу. Каждый раз, видя калеку, Я вспоминаю, что нужно благодарить бога. Ведь и я вполне мог стать калекой. Лишь случай, (его величество), сохранил мне жизнь, конечности, да и оба мозга. А все могло сложиться иначе.
А иногда я задаю себе вопрос: так ли оно мне необходимо, это тело? Оно, как будто не из мира сего. А точнее я, как будто не из мира его. Оно напомнит о себе в самый неподходящий момент. Самое ужасное это сознавать, что оно — это ты, а ты — это оно. Такое чужое, и такое родное. Такое милое, и такое уродливое. Такое честное, и такое подлое. Оно — это ты, а ты — это оно. Ни больше, не меньше. То, что я — это оно — ясно становится если оставить его немножко поголодать

Я не могу сосредоточиться, когда голоден. Очевидно, мой мозг — часть тела. И он отказывается работать, так же, как может откатзаться работать уставшая рука. Так же, как устают ноги в сандалиях. Также, как мерзнет незащищенная шея зимой. В мозгу тоже может возникнуть судорога от холода, в котором рекомендуется держать голову, в отличие от ног.
   Я хорошо запомнил одну минуту на улице Чаренца. Я шел домой зимним вечером по грязной улице, не слыша/отключив канал со  звуками проносящихся мимо грузовиков, и будучи поглощен мыслями о “высоком” и “неземном”. Дыхание происходит само собой, и так случилось, что я вдохнул неожиданно много холодного воздуха. Легкие пожаловались, что им плохо, возвав к справедливости серией кашля. И в ту же минуту ноги подскользнулись на льду, и я упал. Ход мыслей  о “высоком” был нарушен грубым вмешательством законов всемирного тяготения тел. Я уже и не помнил, о чем думал.
Ах, хотя о чем же я мог думать, как не о своем бренном теле и навязанных им проблемах?
У младенца почти нет проблем. Но они собираются, как снежный ком по мере его взросления, требуя сделать выбор, терпеть или бунтовать, ингорировать либо потакать. Своему телу, и его потребностям. Своим мозгам, как его части.
Впрочем, я уже не помню, о чем я… О чем, как не о девочке я мог думать? Нам с моим телом нужна девушка. Ему — для продолжения рода, мне — потому, что ему нужно.
Тело навязывает многие мысли: когда же я сниму носки, и вытяну ноги; как я ненавижу резинку на трусах, которая, сколько не ослабляй — давит.
Я пишу, а у меня слипаются глаза. Потому, что тело. Потому, что бунтует. За ним, понимаешь, нехорошо ухаживают. Мало ему, что его регулярно кормят, чистят, водят в туалет, ему и сон подавай. А не дашь, силой возьмет.
Вот так и живем. Мы с моим телом. Или вернее сказать оно, мое тело. Меня в нем мало, и я подавлен агрессивным большинством. Я его раб и узник. Глаза — его окна. Через них он/я/мы наблюдаем за окружающим миром, а точнее мирами душ/тел/мозгов, что вообщем одно и тоже, противоречивое, и согласное, нежное и грубое, тонкое и ранимое, злое и шустрое, непорядочное и хорошее тело-диктатор, тело-создатель, тело-темница, тело-причина жизни, тело-диссидент, тело слушатель, тело-потребитель, тело креатор… капсула куска жизни со своими методами, сообщениями, и свойствами. NEW(); DISPOSE()… NEW DISPOSE()
Забытый обьект на который нет ссылок подлежит сборке мусорщиком. Такова селяви, как говорится…
С мусорщиком лишь одна проблема. Никто никогда не знает, когда часы уборки

Սևան

Չեմ կասկածում, որ բոլոր ընկերներս Սևանի մասին բավականին գիտեն ու որոշ չափով անհանգստանում են։ Այնուամենայնիվ, ուզում եմ մի երկու տող գրել. միգուցե հետաքրքիր լինի։

1910 թ-ին Սուքիաս Մանասերյան անունով ճարտարագետը հրատարակում է «Գոլորշիացող բիլիոները և Ռուս Կապիտալի լճացումը» բարդ անվանված տեքստը` առաջարկելով Սևանը իջեցնել` խորությունը հասցնելով 45 մետր, իսկ ջուրը կիրառել ոռոգման և էլեկտրականություն ստանալու նպատակներով։
Իրոք, եթե հայը իր ջրի երկրի մասին չմտածի, էլ ո՞վ կմտածի։ Ի դեպ, Սուքիասը հասարակ ինժեներ չէր։ Նա այն ճարտարագետներից մեկն էր, ովքեր պատրաստել են Արալյան Ծովի աղետի պատճառը դարձած նախագիծը։

Ստալինի ժամանակ, երբ պլանները պատշաճ կերպով գերակատարվում էին, նախագիծը փոփոխվում է՝ որոշվում է լիճը իջեցնել 55 մետր (ջրի 45 մետր խորության տեղը թողնել ընդամենը 40)՝ հասցնելով լճի ծավալը 5 խոր․ կմ։ Պարզ ասած, ըստ նախագծի, պետք է մնար Փոքր Սևանի միայն մի մասը, իսկ Մեծ Սևանը ընդհանրապես վերանար։ Իսկ այդ տարածքում նախատեսվում էր ընկույզ ու կաղնի տնկել։ Իրոք, ու՞մ է պետք Մեծ Սևանը։ Թվում էր՝ բացի իշխանից ոչ մեկին։ Իշխանները, արքաները և արքայազները, ինչպես հայտնի է, խորհրդային միապետության ժամանակ անհետացան, դասակառգային անհավասարությանը վերջ տվեց պրոլետարիատը։ Ռուսաստանից ներմուծված սիգը ստախանովյան տեմպերով ոչնչացրեց իշխանների սնունդը և հետեւաբար՝ իշխաններին։ Ինչպես և մենշեվիկները, իշխանը կարողացավ գոյատևել միայն էմիգրացիայի մեջ։ Որոշ քանակությամբ իշխաններ տարվել էին Իսսիկ-Կուլ, որտեղ մինչ այժմ ապրում են և հայրենիք վերադառնալու ցանկություն չեն հայտնում։ Այսպիսով, նույնիսկ հայկական էնդեմիկ ձուկը, որը գոյություն ուներ միայն Սևանում և միայն Հայաստանում, դարձավ դասական հայի պես՝ գաղթական։
Բայց վերադառնանք մեր ոչխարներին։ Աշխատանքները սկսվում են 1933-ին՝ Հրազդանը խորացվում է, լճի մակարդակից 40 մետր ցածր թունել է կառուցվում։ Գործը կանգ է առնում միայն պատերազմի ժամանակ և հասցվում ավարտին 1949-ին։
Այդ պահից սկսած, լիճը իջնում է ավելի քան մեկ մետր ամեն տարի։
Բարեբախտաբար, Ստալինը մահանում է, ու նախագիծը վերանայվում։ Պարզվում է, որ ընկույզի հետ խնդիրներ կան։ Այն Սևանից ազատագրված կամ օկուպացված տարածքում չի աճում։ Ինչպես նաև կաղնին։ Ու, ընդհանրապես, այնքան խնդիր կա, որ ավելի լավ էր այդ ամենը չսկսել։ Բայց արդեն ուշ էր։
Եվ 1962-ին, երբ ջրի մակարդակը դառնում է 18 մետր պակաս, քան եղել էր նախկինում, որոշվում է լիճը հանգիստ թողնել։ Եվս երկու տարի անց, այն սկսում է ճահճանալ ու ծաղկել, քանի որ ջրի պակասը և թափոնների մեծացող քանակը փոխել են ջրի բաղադրությունը։ Դե քանի փոխվել — փոխվել է։ Լիճը փրկելու համար որոշվում է այդ բաղադրությունը մի քիչ էլ փոխել ավանդական խորհրդային ձևով՝ Արփա գետը ուղղելով Սևան։

Դրանից հետո բավական ջրեր հոսեցին (Մնոգո վոդի ս տեխ պոռ ուտեկլո)։ Դժվար ժամանակին Սևանի սիգը փրկեց բավական մարդու կյանք։ Տեսնես, կգա՞ մի օր, երբ մեր քաղաքում սիգի արձան կհայտնվի։
Սևանը վերջերս մի քիչ բարձրացավ։  Մի կողմից լավ է։ Մյուս կողմից՝ ափը այնքան էլ պատրաստված չէր։ Սիգը այնքան քիչ է, որ այն որսալը արգելված է։
Երբեմն տպավորություն է ստեղծվում, որ գրեթե անհույս է Սևանի վիճակը։
Այնուամենայնիվ, կարծես՝ որքան քիչ ջուր, այնքան ավելի անհույս։ Եթե չեմ սխալվում, մի ժամանակ Սևանի ջուրը իջեցնել թույլատրվում էր միայն ծայրահեղ դեպքում, նախագահի հրամանագրով։
Մեզ ծնողները պատմում էին, որ «առաջ Սևանը Սևան էր, իսկ թերակղզին՝ կղզի», իսկ ապագայում  ի՞նչ են մարդիկ ասելու. որ «առաջ Սևանը լի՞ճ էր»։
Հուսով եմ, այլևս կոպիտ սխալներ չեն արվի, ու մեր Սևանի վիճակը գնալով կլավանա։
Իսկ առավոտյան խորհրդարանում նիստ է լինելու Սևանը ավելին, քան սովորաբար իջեցնելու մասին։ Արդյո՞ք դա արդարացված է։

երեկվա ֆոտոները

Այս հինգշաբթի բոլորը, ինչպես միշտ, զբաղված էին իրենց գործով։ Նախարարները՝ նիստ էին անում շենքում, բողոքարարները՝ ցույց շենքից դուրս։ Ոստիկանները՝ բողոքարարներին քշում մուտքից հեռու, որ նախարարների աչքին չընկնեն։

այլ բողոքարարնել էին տեղում։ Նախարարներին տեսնելու ժամանակ բացականչում էին՝ «ամոթ»

Նախարարները կարծես չէին ամաչում։ Միգուցե նրանք թեստե՞ր են անցնում մինչ նախարար դառնալը։
Օրինակ՝ աներեսության չափը պիտի որոշ մինիմալ ցուցանիշից բարձր լինի։

Երբեմն անցորդները հետաքրքրվում էին, թե ինչ է Թեղուտը ու որտեղ է։

Թեղուտ` հերթական ակցիա

Մտածեցի, եթե մարդիկ կան, ովքեր չգիտեն, բայց կցանկանային գալ… Բնականաբար լավ կլիներ, եթե շատ մարդ հավաքվեր։ Վաղը, հինգշաբթի, ժամը 11-ին, հանրապետության հրապարակ, կառավարության շենքի մոտ։

что такое хорошо, и что такое плохо

есть такое понятие — "зло".
к примеру, зло — убивать. зло — пакостить.
зло — шантажировать.

А что еще зло? Зло нужно уметь идентифицировать. И это очень сложно.
К примеру, зло ли сносить Тегутовские леса? Или — добро?

Каждый из нас так или иначе, из лучших или худших побуждений, творил зло. В основном — маленькое, но нектороые — большое, крупное, и страшное.
И я не исключение. Наделал много мелких глупостей. А глупость, особенно в паре с невежеством тоже может повлечь за собой зло.

Страшное Невежество — это когда  в сороковые годы прошлого века директор армянского зоопарка возвращаясь из Германии великодушно отказывается от предложенного в подарок ружья, которым усыпляют животных в экстренных случаях.
А возвращается именно в то время, когда слон ереванского зоопарка вышел на свободу, и перестал подчиняться отставному солдату, но заслуженному алкашу Ивану. Тому самому, по вине которого слона накануне грохнуло током высоковольтной линии.

Слону надоело коротать дни в тесном слоновнике, который он сам себе построил. Слону не захотелось больше голодать. А в послевоенной стране на слона выделялось слишком мало денег. Он доставал хоботом до травки недалеко от своей клетки, но когда и она заканчивалась, ему становилось совсем тоскливо. И после первого побега, когда слона поймал, и привел в его комнатушку Иван, было решено позволять Ивану по вечерам выводить слона попастить. Ибо понимали люди, что слон голодает. Но не тот человек был Иван. Он в один прекрасный день так запил с братвой, что отвел слона назад слишком поздно, когда стемнело, и выбрал освещенную дорогу. Где слона и ударило током от этих самых линий.
Слон озверел — говорили люди. Он набрасывается на машины. Не знали они, что слон хотел работать. И зарабатывать себе еду.
Потому, что во время войны он помогал людям экономить топливо, толкал машины на подьеме. Вот он и вышел по привычке машины толкать. А в тесный слоновник возвращаться отказывался. И глупость пошла за глупостью. Во первых, местные гении в правительстве не нашли ничего лучше, как звонить в Москву, спрашивать, чего со слоном делать. С Москвы ответили, что раз слон разбушевлася, то его следует расстрелять. Бригада солдат была отправлена на место, где слон нашел травку и сделала залп по нему. Убить его не удалось, но разозлить — точно.  За слоном ходили топлы любопытных  и действовали ему на нервы. Они следили за его мучениями. Слону хотелось пить, и он пытался напиться из уличного фонтанчика(пулпулака). Затем, вырвал его из земли, решив, что под ним воды больше. Воды там вообще не оказалось. Однако по толпе прошел шепот — слон совсем с ума сошел, фонтанчики из земли вырывает, крушит все, что попадется. Наконец, еще какой умник, решил, что слона нужно загнать в зоопарк танком. Слон танка испугался. Танк больно бил по ногам, и заставил его вернуться по  дороге в зоопарк. Но увидев ненавистные ворота, поняв, что ему придется вновь тесниться в слоновнике, слон остановился. Теперь никакие удары не могли заставить его войти внутрь. Танкист предложил в слона выстрелить. "Что от него останется?" — спросил его сидящий рядом "ученый". "Да ничего не останется" — с ухмылкой ответил танкист. "Нет, тогда не надо — шкура у него дорогая" — ответил "ученый". И слона задавили танком.
Толпа смотрела, как поднимается и опускается танк на боку полумертвого слона, от его дыхания. Смотрела, как он умирает.
А "дорогостоющую" шкуру потом сожгли, так как она никому не понадобилась, и портилась.
Вот так-то.

Это я называю злом. Большое зло тогда произошло в Ереване. И мне стыдно, что не нашлось ни одного умного человека, способного это зло предотвратить.  Можно было много чего сделать. Мне навскидку приходит масса вариантов.

К чему это я? К тому, что я поражен комментариями к недавнему посту о Тегуте.
Я глубоко убежден, что сносить лес в Армении, где лесов почти нет — зло.
 Я знаю, что те немногочисленные животные, которые там ютятся — погибнут.
 Я знаю, что на очистные сооружения никто не потратится. А когда обещают — не верю.
Я знаю, что не только животные (из которых много эндемических, т. е. уникальных, которых нигде больше не существуют) погибнут — умрет много людей, будут больные раком в тех местах, и в местах, куда утечет вода.
И знаю, что кому-то надо заработать. И они ни перед чем не остановятся.
Так вот, сносить эти леса — зло.

А комментарии к моему посту об акции меня поразили. Одна аноним (не будем говорить кто,  однако по ИП видно) пишет:

—————————
      Другими словами, ПРОТИВ вырубающих леса вы можете выйти на площадь, где становитесь, извините,
     *звездами* новостных лент. А вот что станете вы делать ВО ИМЯ леса?
     Например, вам говорят: завтра вот это командой приглашаем посадить несколько деревьев в районе Техута.
     Пойдете? Конечно, посаженные деревья лесом сразу не становятся, за ними ухаживать надо. Сделаете?
    Если нет, зачем кричите?
    Если да, почему не делаете уже сейчас?
—————————

Я не ответил ей, потому, что принципиально анонимам не отвечаю. Отвечаю только тем анонимам, кто представился.
Но неужели можно быть настолько … Неужели непонятно, что не имеет смысла сносить лес, чтобы потом его сажать?
Мы что в игрушки играем? Это же экологическая катастрофа! После этого она спрашивает, готов ли я пойти сажать деревья?
После того, как ребята из ВТБ выложили кучу бабок на то, чтобы снести лес, после того, как его снесли, отравили округу, убили кучу животных и заразили людей черти чем, эта аноним выражает мнение, что я нехороший человек, потому, что вместо того, чтобы на свои средства сажать, и ухаживать за новым лесом, я вышел на улицу с транспарантом, чтобы сохранить старый!
Дорогая аноним. У меня встречное предложение. Заразите себя раком, а потом идите лечитесь!

Другой мальчик (не хочу писать кто), я его коммент и мой, возможно, несколько неуравновешенный ответ заскринил, пишет:

———-
    Для конвертации обычного гражданина в тотального революционера, который может стать прекраным
   оружием в процессе расчленения Государства, прихода к власти выгодных организаторам властей, можно
   начинать с совершенно неполитических акций, общественных действий во имя природы/флоры/фауны
   /сохранения азонового слоя/вырубки лесов, благородных и близких каждому проблем, а в результате действий
   пропоганда и медленное но верно использование между делом и политических слоганов и требований, изредка
   анти-Государственных выкриков, пока через несколько месяцев не будете иметь человека, верящего в правоту
   свою и своих товарищей, вышедшевего за обычную коллею повседневной жизни, готового ложитьс
я на рельсы,
   спать на северном проспекте, голодать, чувствовать потребность своей страны в себе. Любые изначальные
   средства хороши — акции ради сохранения морских свинок, медуз средиземья, горных гималайских козлов,
   баобабов Мадагаскара, и так далее."
————

Вот оно как. Теперь уже любой нонконформизм воспринимается, как "вражда государству".
 Власти могут быть довольны.
У меня больше нет комментариев. Я зря с тобой поспорил. Твой текст говорит сам за себя. Мне нечего сказать.
Я тогда лепетал чепуху про инакомыслие, но я не осознавал, что говорю полному, круглому, лрив конформисту.
 Тому, кто написал далее

——
   Инокомыслие в свое время заставило армян сдать Карс, когда такие же инокомыслящие кричали, что войны
   закончились, Турция наш друг, правительство первой республики нужно сменить/посадить/сжечь, половина
   армии (инокомыслящие) дезертировали, вторая половина была взята в плен и истреблена, потому что 
  огромная
   прослойка инокомыслящих счиотающих себя патриотами пытались построить свое государство, вместо того, что
   б всеми руками и ногами поддерживать государство, мы просрали большую часть своего государства, и твои
   слова утверждают меня во мнении — за 90 лет мы не извлекли уроков абсолютный ноль. Пайкар! Пайкар минчев
   вердж Айастани! Вердж мер болорис!
———

Звучит? Не буду писать о том, что Карс заставила сдать трусость, а не инакомыслие.
А между тем — дезертиров нужно наказывать. Дезертир — он преступник.
Его в военное время и пристрелить можно. По закону.

А человек, который вышел с транспарантом, потому, что хочет сохранить лес/просит свободы слова/бизнеса/простите, требует честных выборов,  и т. д. — его по закону сажать не за что.
Он выражает свою гражданскую позицию.
Помните Маугли? "Вы столько раз говорили, что я человек, что я и сам поверил!"
Вот людям столько раз говорили — Քվեարկիր, что они поверили, впервые за долгое время!

Но самое обидное, когда те, кто пишут про дезертирство и расчленение республики, сами по настоящему не служили.
 И как-то так получается, что чаще всего я слышу подобные "патриотические" высказывания именно от тех, кто не служил, либо служил в теплом местечке, рядом с домом, и постоянно вырывался домой.

Ребята, я служил на границе Республики Армения. В меня, как и в моих друзей, на КП мог попасть снайпер.
Может я и паниковал в начале, но я рад, что отслужил честно, и думаю, что был хорошим командиром взвода.
 Я почти единственный в дивизоне умел делать соответствующие артилерийские расчеты, основываясь на множестве данных — с карты,  оптики, справочника, и мог уложиться в требуемое время, и подавать правильные команды.
И мои ребята имели хотя бы какое-то представление о том, как стреляют из пушки во время боя.
 Я не сидел у компьютера, и не играл в игрушки, и не показывал "крутым" солдатам порнушку, чем заняты многие с ВТ.
 Меня устроили в штаб, "в теплое место", и я оттуда ушел, мне было противно в штабе.
 В казарме — лучше. На позициях — еще лучше.
 Там горы, и нет скучного развода.
 А единственные, с кем нужно найти язык — это твои ребята, с которыми ты на посту.
С ними иной  раз найти язык легче, чем с самодурами офицерами.
 Мне было легче. Хотя я общаться, вообще, судя по этому тексту, не умею.
И не пишите мне больше про дезертиров!
Не тому пишете!


Nikolay Harutyunyan and Boris Piotrovsky

this photo have been made back in 50-ties, during excavations in Armenia.

Вим Вендерс , Золотой Абрикос, продолжение

начало здесь и здесь
Вендерс рассказывал, что до объединения, Берлин был одним из самых безопасных городов на свете. В нем вообще отсутствовало оружие, потому, что его невозможно было ввезти, и вывезти.
Когда пала Берлинская стена, народ пребывал в радостной эйфории. Через год люди стали осознавать, что не все так прекрасно, как казалось. Через два года, многие стали друг друга ненавидеть. Отчасти потому, что за обьединение пришлось дорого заплатить.
Между тем Берлин наполнился насилием. Там уже легко можно было приобрести оружие.
И о старом, добром, безобидном Берлине остались лишь воспоминания.
Вендерс также рассказывал, что он не считает себя американским режиссером. Хотя признался, что некоторое время пребывал в восторге от мысли о том, что будет снимать в Голливуде. После он осознал, и это было нелегко, что никогда не сможет снимать американское кино. Все его фильмы, в том числе и те, что сняты в штатах, являются европейскими фильмами, они финансировались европейцами и на их производство не затрачено ни одного американского доллара.
А перед показом фильма “Входите без стука” Вим рассказал, что решил сделать фильм о возвращении блудного отца, а не сына.
Я напишу еще, если что-то вспомню, а пока добавлю, что Вим Вендерс отметил, что такие интересные вопросы, как в Ереване, ему нечасто задавали 🙂

Вим Вендерс, продолжение

начало здесь

Запомнилась история создания фильма “Клуб Буэна-Виста”. Вендерсу приятель дал послушать какие-то записи. В этой музыке было столько молодости, радости, что он попросил приятеля познакомить его с этими ребятами (kids). “Это не ребята” — ответил приятель.
Им всем за восемьдесят. ”
 — Тогда я тем более хочу с ними познакомиться — загорелся Вендерс.
Через пол года ему позвонил приятель, и сказал, что скоро поедет в Гавану(Куба), к этим ребятам.
 — Отлично — ответил Вим. У него было всего пять дней на сборы.

Снимать начали сразу, только спустившись в аэропорту.
Много снимали этих старичков. Через 12 часов беспрерывных сьемок, когда вся съемочная группа падала с ног от усталости, оператор отложил камеру.
 — Почему Вы нас больше не снимаете? — поинтересовались музыканты. -Мы что, Вам больше не нравимся? — они казалось совсем не устали, и продолжали с упоением играть и петь 🙂
Старички-музыканты очень зауважали оператора. На следующий день, во время перерыва, чтобы подкрепиться, оператор, вместо того, чтобы как все, выбрать себе гамбургер, стал играть на контрабасе. Тогда музыканты решили поиграть с его камерой. Несколько старичков вместе попытались поднять ее, и поснимать как играет оператор. Но не смогли. Это был стедикам, весом 60 килограмм. Оператор носил его на бедрах. Тогда они его стали уважать: он умел играть на контрабасе, а они не могли снимать его камерой 🙂
На Кубе они отсняли много интересного материала. Но все же недостаточно для фильма. Через некоторое вреям позвонил приятель Вима, и сказал, что впервые все эти музыканты, которые, прежде играли в составе разных групп, соберутся вместе на концерте в Амстердаме. Тогда Вендерс понял, что упускать такое событие нельзя, и собрав съемочную группу отправился в Амстердам. Для музыкантов это тоже было событием. Они никогда не покидали Кубу. Теперь материала было, кажется, достаточно.  Но еще через некоторое время позвонил приятель, и сообщил, что случилось чудо: музыканты получили визы в штаты, всего на два дня — отыграть в Карнеги-холле и уехать. Это стало возможным благодаря более либеральной администрации Клинтона, в то время было решено выдавать краткосрочные визы артистам с Кубы. Так Вим снял этих ребят в Карнеги-холле. Они были потрясены штатами. Жалели, что не смогли привезти свои семьи посмотреть на Нью-Йорк.  В фильме есть интересная сцена, когда музыканты смотрят на витрины, и не могут узнать ни Мерилин Монро, ни Кеннеди. Они их просто не знают. 🙂 “Знакомое лицо у этой девушки” — сказал один из них.

Вендерс после встречи в кукольном с удовольствием общался  с публикой, раздавал автографы.

Мне очень понравилось. Затем они пошли пить пиво с Тиграном Хзмаляном в буфет

продолжение